ВОЛГОГРАДСКАЯ ОБЛАСТНАЯ УНИВЕРСАЛЬНАЯ
НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА ИМ. М. ГОРЬКОГО
ВАЖНО!!!
Плакат о ношении маскиУважаемые пользователи!

С 1 мая 2021 года изменился график работы:

Режим работы в летнее время
(с 01 июля по 31 августа):

Пн. 10.00 – 18.00
Вт. - пт. 10.00 – 19.00
Сб. 10.00 – 18.00
Вс. - выходной
Последний вторник каждого месяца – санитарный день

Обслуживание осуществляется  при соблюдении рекомендаций Роспотребнадзора>>
Наличие средств индивидуальной защиты органов дыхания (гигиенические маски, респираторы) при посещении библиотеки обязательно!
Подробнее >>
Поиск
Поиск в электронных каталогах
Горьковка приглашает!
Горьковка приглашает
Афиша событий (июль, август)


Книги на дом!
Акция Акция "Мобильный абонемент" для жителей Центрального района (65+)! 
Достаточно подать заявку по телефону или заполнить форму на сайте!
Подробнее>>
Электронные услуги
Форма обратной связи
Остались вопросы?
Задайте их нам!

Театральный ресурс
Форма входа
Логин
Пароль

Форма регистрации
Забыли пароль?
ВНИМАНИЕ
Противодействие коррупции >>

Обратная связь для сообщений о фактах коррупции>>

Яндекс.Метрика
«Какову он Россию свою сделал, такова и будет: сделал добрым любимою, любима и будет; сделал врагом страшную, страшная и будет; сделал на весь мир славную, славная и быть не престанет». К 340-летию со дня рождения Феофана Прокоповича
Рубрика "Хронограф"
Прокопович Ф.«Коли дождусь я весела ведра 
и дней красных, 
Коли явится милость прещедра 
небес ясных? 
Ни с каких сторон света не видно – 
всё ненастье. 
Нет и надежды. О многобедно 
моё счастье! 
Хотя ж малую явит отраду 
и поманит, 
И будто нечто полготить стаду, 
да обманет. 
Дрожу под дубом; а крайним гладом 
овцы тают
И уже весьма мокротным хладом
исчезают.
Прошёл день пятый, а вод дождевных
нет отмены.
Нет же и конца воплей плачевных
и кручины.
Потщися, боже, нас свободити
от печали,
Наши нас деды к тебе вопити
Научали».

(Прокопович Феофан, «Плачет пастушок в долгом ненастьи»)

«Великий инквизитор на Руси», основоположник политического сыска… Как не крути, как не называй этого человека, а только роль Феофана Прокоповича в преобразовании русского общества во времена петровских реформ была одной из самых значительных.

Религиозный мыслитель, философ и историк Георгий Васильевич Флоровский писал уже в XX веке: 

«Феофан Прокопович был человек жуткий. Даже в наружности его было что-то зловещее. Это был типический наёмник и авантюрист, – таких учёных наёмников тогда много бывало на Западе. Феофан кажется неискренним даже тогда, когда он поверяет свои заветные грёзы, когда высказывает свои действительные взгляды. Он пишет всегда точно проданным пером. Во всём его душевном складе чувствуется нечестность. Вернее назвать его дельцом, не деятелем. Один из современных историков остроумно назвал его "агентом Петровской реформы". Однако, Петру лично Феофан был верен и предан почти без лести, и в Реформу вложился весь с увлечением. И он принадлежал к тем немногим в рядах ближайших сотрудников Петра, кто действительно дорожил преобразованиями».
«Не было почти рода писательства, к которому не был бы причастен Феофан. Богослов, проповедник, канонист, юрист, историк, поэт совмещались в нём с разною степенью дарования, но, во всяком случае, в необыкновенном сочетании. Таких разносторонних и плодовитых талантов мало можно встретить среди наших деятелей XVIII века. Взятая в целом личность Феофана Прокоповича всегда останется одной из центральных фигур русской истории XVIII столетия».

Трагедокомедия Феофана «Владимир», – а родоначальником этого жанра на Руси был тоже он, – в русской культуре породила настоящую традицию, полемика с которой определила творческое развитие таких писателей и драматургов, как Яков Княжнин, Фёдор Ключарёв, Михаил Херасков, Андрей Муравьёв и Александр Грибоедов, утверждает в монографии «Грибоедов и Крым» доцент кафедры русской и зарубежной литературы факультета славянской филологии и журналистики Таврической академии Сергей Минчик.

Георгий Петрович Бердников, «Истории всемирной литературы»: «Выступал Феофан и как теоретик литературы и ораторского искусства. Составленные им "Поэтика" (1705) и "Риторика" (1706–1707) популяризировали теоретиков Античности, Возрождения, Барокко. Прокопович признавал искусство, утверждённое определёнными правилами и наставлениями, но поддерживал и принцип правдоподобия. Порицал Феофан "буйство" слога, "темноту" стиля, неумеренное употребление тропов и фигур. Кроме трагедии и комедии, Феофан допускал промежуточный драматический жанр – трагедокомедию. До Ломоносова он предлагал в "Риторике" различать три слога: высокий, средний и низкий. Все эти идеи Феофана предваряли будущий классицизм, утверждение которого на русской почве связано с именами Кантемира, Тредиаковского, Ломоносова и Сумарокова».

В этом году, 18 июня, исполняется 340 лет со дня рождения Феофана Прокоповича (в миру Елисей, по другим сведениям – Елеазар Церейский) – русского политического и духовного деятеля, универсального учёного, философа, писателя, поэта, переводчика, публициста.

Елисей родился в Киеве. Оставшись сиротой, мальчиком взят на воспитание дядей, ректором Киевской духовной академии и наместником Киево-Братского монастыря. Учился в Киево-Могилянской академии. В Польше принял униатство и пострижен в монашество от униатов с именем Елисея. Принятие униатства составляло тогда неизбежное условие заграничного образования для православных.

Обратив на себя внимание униатского духовенства, Прокопович был определён во Владимир Волынский учителем поэзии и красноречия.
Через некоторое время послан в Рим, где поступил в коллегию св. Афанасия, учрежденную папой Григорием XIII. Отцы иезуиты усиленно склоняли Прокоповича остаться в Италии и вступить в их ряды, но он отклонил их предложения.

В 1702 году вернулся в Малороссию, отрёкся от униатства, принял Православие и был пострижен в монашество с именем Самуил, а в 1705 году переменил своё имя, назвавшись в честь своего дяди Феофаном.

С 1704 года началась его педагогическая деятельность в Киевской духовной академии в качестве преподавателя пиитики.

В 1706 году перешёл на класс риторики, а 4 июля 1706 года Пётр I прибыл в Киев для основания Печерской крепости. Царь посетил Софийский собор, где приветственное слово ему сказал Феофан. Блестящая проповедь была замечена государем, и в 1708 году он был назначен префектом академии и учителем философии.

В 1709 году фаворит Петра князь Меншиков посетил Киево-Братский училищный монастырь, услышал похвальное слово себе, сказанное Феофаном, и это выступление тоже не осталось безрезультатным. Меншиков рекомендовал киевского проповедника митрополиту Новгородскому Иову в архимандриты Юрьевского монастыря, как «учительного человека». 

Феофан, шагая по ступеням карьеры семимильными шагами, уже являясь одним из самых образованных людей своего времени, без устали писал и сам. Причём был он плодовитым писателем не только церковным, но и светским.

В 1711 году Феофан был вызван в царский лагерь во время турецкого похода, а по возвращении оттуда сделан игуменом Братского монастыря, ректором академии и профессором богословия. С этого времени начался рассвет его академической деятельности. Он отверг господствующую в то время в киевских школах систему схоластического богословского преподавания и выдвинул учено-исторический и критический метод, выработанный протестантской богословской наукой. Но новаторский дух Феофана начал вызывать против него неудовольствие, и его стали обвинять в неправославии, в частности такие видные сослуживцы как Феофилакт (Лопатинский) и Гедеон (Вишневский).

В 1715 году Феофан получил приглашение Петра I приехать в Петербург. Здесь он сначала выступил в качестве проповедника-публициста, разъясняя действия правительства и доказывая необходимость преобразований, а также осмеивая и сатирически обличая их противников. Из этих проповедей особенно замечательны слово о царском путешествии за границу и «Слово о власти и чести царской» (1718), посвящённое доказательству необходимости для России неограниченного самодержавия, причём проповедник особенно вооружался на «богословов», полагавших, что власть духовная выше светской.

В 1718 году Феофан был назначен епископом Псковским и Нарвским. Его критики приложили усилия для предотвращения хиротонии – так, вызванный в Петербург для посвящения Феофана во епископы митрополит Стефан (Яворский) не приехал, а отправил донос с обвинением Феофана в неправославии, но Феофан смог отвести от себя обвинения. Его хиротония состоялась 2 июня 1718 года.

Получив сан епископа, Феофан не поехал в Псков на епархию, а остался в Петербурге в качестве ближайшего сотрудника Петра в церковных делах. Через его руки проходили или им же составлялись, редактировались все важнейшие законодательные акты по делам церкви. Выполняя поручения царя, Феофан писал предисловия и толкования к переводам иностранных книг, учебники, богословские и политические трактаты. Феофану было поручено составление законодательного акта о ликвидации русского патриаршества и устроении высшего церковного коллегиального управления. Над этим «Духовным регламентом» Феофан трудился в 1719–1720 годах.

Когда была учреждена Духовная коллегия, Феофана назначили в ней вторым вице-президентом, а 25 января 1721 года, после её преобразования в Святейший Синод, Феофан стал его первым вице-президентом и в полном смысле правой рукою Петра-преобразователя в его церковных реформах.

В 1720 году возведён в сан архиепископа.

Пётр Великий окружил Феофана заботой и вниманием. Лично сам подарил ему несколько деревень, осыпал большими деньгами. У Феофана в Петербурге образовалось своё хозяйство. Псковскую епархию он посетил только на другой год после назначения и вернулся в Петербург.

В 1721 году Феофан прилагал усилия к открытию в Петербурге семинарии с высшим курсом, своего рода академии, но дело это подвигалось медленно, и он завёл школу на своем Петербургском подворье на Карповке.

После смерти императора Петра I 27 января 1725 года опытный интриган Феофан сумел избежать последствий от козней своих многочисленных недругов, примкнул к окружению императрицы Екатерины и немало посодействовал её воцарению. А после вступления на престол Анны Иоанновны Феофан сумел целиком вернуть себе прежнее влияние при дворе.

Летом 1725 года он был назначен архиепископом Новгородским. Феофан настойчиво отказывался от этого лестного назначения и покорился только указу государыни.

С 15 июля 1726 года он стал первым членом Святейшего Синода.

Со своими врагами он расправился не только силой своей риторики – в муках многие из них сгинули в пыточных застенках. Причём известно, что Феофан стал автором своеобразного «пыточного циркуляра»: «Пришед к (подсудимому), тотчас нимало немедля допрашивать. Всем вопрошающим наблюдать в глаза и на всё лице его, не явится ли на нём каковое изменение, и для этого поставить его лицом к окошкам… Как измену, на лице его усмотренную, так и все речи его записывать».

Скончался 8 сентября 1736 года на своём Карповском подворье на Аптекарском острове. Его последние слова: «О голова моя, исполнившаяся разума, куда ты приклонишься?» также сделались расхожей цитатой. Тело покойного архиерея было перевезено в Новгород и там погребено в усыпальнице Софийского собора. 

Среди богатого наследия Феофана особую ценность представляла обширная библиотека, включавшая в себя несколько тысяч томов религиозных сочинений. По указу императрицы она была полностью передана в дар Новгородской духовной академии.

«Второе, что обязательно должно содержать всякое поэтическое произведение, – это мастерство стихотворного размера, или ритм речи, по определённому правилу, без чего также нельзя называться поэтом. Эзопу, Лукиану, Апулею, даже самому Цицерону в его диалогах и многим другим не хватает только одного, чтобы носить название поэтов, а именно – стихотворной формы. Ведь все, кто излагают свои чувствования в диалогизмах, явно пользуются поэтическим подражанием, так как они рисуют беседующих между собой лиц, изображая их разнообразные душевные и телесные движения, однако, раз они излагают всё это в прозе, а не стихами, их не зовут поэтами... Ведь стихотворная форма есть как бы повозка или триумфальная колесница, на которой это многообразное изображение предметов – подражание, говорю я, или поэтический вымысел – несётся ввысь и повсюду встречает всё большее одобрение...»

(Феофан Прокопович, из трактата «О поэтическом искусстве»)

При подготовке публикации использованы материалы ВОУНБ им. М Горького

Комментарии:

Чтобы отправить комментарий
Зарегистрируйтесь или Авторизируйтесь

© Волгоградская областная универсальная научная библиотека им. М. Горького
При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт ВОУНБ им. М. Горького (www.vounb.volgograd.ru) обязательна